8 800 200 1588
по россии
+7 495 481 2900
в Москве
+7 812 309 5022
в Санкт-Петербурге

«Запуску «Платона» должна была предшествовать серьезная подготовка».

Глава Ассоциация компаний розничной торговли (АКОРТ) Илья Ломакин-Румянцев

Диана Евдокимова

В Росавтодоре вчера заявили, что считают успешным запуск системы взимания платы за проезд большегрузных фур по федеральным трассам «Платон». Тем временем сегодня дальнобойщики со всей страны, как ожидается, проведут в Москве акцию протеста против самого сбора и против работы «Платона». Отзывы о работе системы собирает Ассоциация компаний розничной торговли (АКОРТ). О срывах сроков поставок товаров из-за сбоев «Платона», повышении цен на рынке перевозок и необходимости тестовых периодов для таких сложных систем «НИ» рассказал председатель президиума АКОРТ Илья ЛОМАКИН-РУМЯНЦЕВ.

shadow

– Илья Вадимович, вас устраивает работа «Платона» сегодня?

– Сейчас количество технических сбоев в системе начало уменьшаться. Хотя, например, по-прежнему остаются серьезные проблемы, связанные с реализацией бортовых устройств, – их используется меньше, чем нужно. У нас есть данные по работе системы в первую неделю после ее запуска. Вскоре соберем новые и поймем, что изменилось. Надеюсь, что проблем станет меньше. Так как изначально их было довольно много.

– Почему, на ваш взгляд, начало работы «Платона» было связано с многочисленными сбоями?

– Получилось так, что и «Платон» не справляется, и люди не понимают, как с ним работать. Запустилась сложная информационно-учетная система, которая существенно затрагивает экономику целой отрасли. Ее запуску должна была предшествовать очень серьезная подготовка. Наше предложение заключалось в том, чтобы система работала какое-то время с нулевым тарифом. Все бы сдавали информацию, регистрировались, получали бортовые устройства, оформляли маршрутные карты, но не платили. Так можно было бы адаптироваться и «Платону», и людям. Также было бы уместно, если бы в этот же момент произошло то, о чем президент России говорил еще в 2012 году. Тогда он заявлял, что мы движемся в направлении отказа от транспортного налога. Конечно, принятие такого решения позволило бы провести запуск системы гораздо мягче. И протестов таких крупных бы не было. Вполне понятно, почему в существующих экономических условиях «Платон» не воспринимается людьми. А потом еще и оказалось, что система взимания платы не совсем беспроблемна. Получилась ситуация, когда и так не хочется платить, а еще и трудности с этим возникают. Это вызывает раздражение.

– С какими сбоями системы «Платон» столкнулись компании-перевозчики и торговые сети?

– Даже те, кто готовился к запуску системы «Платон» заранее, столкнулись с определенными проблемами. Например, были сложности с надежностью работы бортовых устройств – они выходили из строя. Кроме того, система списывала иногда существенно большую плату, чем проходили машины. Были случаи, когда километраж в системе начислялся в два раза больше фактического. Средства со счета иногда списывались за километры дорог за пределами России. Возникали сложности с оформлением маршрутных карт. Конструкция не очень удобная. Вначале было всего три точки, по которым можно задавать маршрут, потом их стало десять, но это все равно создает некоторые трудности. Далеко не всегда можно было войти в систему в тот момент, когда это было удобно или необходимо. Почему-то у 50% перевозчиков по Москве и Московской области оплата списывалась по тарифу 3,73 рубля вместо озвученных 1,53 рубля.

– Какие последствия эти сбои повлекли для перевозчиков и ретейлеров?

– Сроки и рейсов, и поставок приходилось сдвигать. Было даже предложение пересмотреть механизм санкций, то есть штрафов за срыв сроков поставки. Вообще, еще многое требует доработок. Например, нам еще нужно понять, какого рода документы точно подтверждают объемы уплаты. Основания для того, чтобы платить, есть – это закон. А вот для того, чтобы подтвердить налоговым инспекторам, что заплачено ровно столько, сколько нужно, и поэтому эти издержки должны быть отнесены к производственным расходам, пока точных оснований нет. Еще, видимо, предстоит получить разъяснения, в частности, и от Минфина, какие документы будут подтверждать наши расходы на «Платон» как производственные.

– А как на рынок повлияет введение платы за проезд по федеральным трассам для грузовиков?

– Вырастут издержки. Вообще, все это повлияет и на обычных людей. Цены уже повышены и больше повышаться не могут. В некоторых случаях цены дошли до границ платежеспособного спроса. Люди уже не готовы покупать те или иные продукты по более высоким ценам. Соответственно, издержки будут компенсироваться за счет снижения доходности бизнеса. Введение сбора, по мнению АКОРТ, приведет к существенному удорожанию услуг по грузоперевозке для предприятий розничной торговли – общий рост себестоимости грузовых перевозок в этом секторе может составить 14%.

– Стоило ли, на ваш взгляд, создавать систему «Платон» как посредника для взимания платы с большегрузов или можно было обойтись без нее?

– Деньги все равно идут через каких-то посредников. Когда мы платим налоги, мы должны учитывать издержки с оплатой труда налоговых инспекторов, бухгалтеров и так далее. Вопрос только в том, насколько справедлив тот или иной размер оплаты посреднической деятельности.

 

СПРАВКА «НИ»
Илья Вадимович ЛОМАКИН-РУМЯНЦЕВ (родился 5 сентября 1957 года в Москве) – председатель президиума Ассоциации компаний розничной торговли. Окончил экономический факультет и аспирантуру МГУ им. М.В. Ломоносова, кандидат экономических наук. Работал в должности начальника экспертного управления президента РФ, руководителя Федеральной службы страхового надзора. Также был членом Совета Федерации от Республики Марий Эл, главой департамента страхового надзора Министерства финансов РФ, исполнительным директором Московского фонда обязательного медицинского страхования, главой Фонда комплексных прикладных исследований и Московской ассоциации страховщиков. В настоящее время участвует в работе советов директоров ряда компаний, возглавляет Общественный совет Росфиннадзора, Совет по аудиторской деятельности Минфина РФ и Совет по стратегическому развитию «Почты России».
Источник: Новые Известия